10.02.2019      991      Комментарии к записи «У американцев нет рычагов влияния»: как слова Трампа об экономическом процветании КНДР повлияют на диалог с Пхеньяном отключены
 

«У американцев нет рычагов влияния»: как слова Трампа об экономическом процветании КНДР повлияют на диалог с Пхеньяном


Ким Чен Ын и Дональд Трамп Reuters

Президент США Дональд Трамп анонсировал новый раунд переговоров с лидером КНДР Ким Чен Ыном и пообещал северокорейцам «ракетный» рост экономики. Как отмечают эксперты, таким образом глава Белого дома намерен продвинуть свою главную идею — отказ КНДР от ядерного оружия.

При этом, по мнению аналитиков, маловероятно, что Пхеньян согласится на его предложения. Однако потенциал для деэскалации напряжённости на Корейском полуострове, особенно при посредничестве России и Китая, остаётся, подчёркивают политологи.

Президент США Дональд Трамп пообещал, что Северная Корея под руководством Ким Чен Ына продемонстрирует невероятные успехи в экономике. Такое будущее американский лидер посулил КНДР, анонсировав новый раунд переговоров с главой азиатского государства.

«Северная Корея под руководством Ким Чен Ына станет великой экономической державой. Может быть, некоторых он удивит, но меня — нет, ведь я с ним знаком и полностью понимаю, каков его потенциал. Северная Корея станет ракетой иного типа — экономической!» — подчеркнул Трамп в своём Twitter.

Американский президент сообщил, что встретится с Ким Чен Ыном уже 27—28 февраля в столице Вьетнама Ханое. Этому объявлению предшествовал визит в северокорейскую столицу американской делегации во главе со спецпредставителем США по КНДР Стивеном Бигэном.

По словам Трампа, встреча была «очень продуктивной». Предыдущий американо-северокорейский саммит, первый в истории, прошёл 12 июня прошлого года в Сингапуре.
Невыполненные обещания

О грядущем экономическом процветании Северной Кореи в Вашингтоне говорят далеко не впервые. В мае 2018 года госсекретарь США Майк Помпео в интервью телеканалу CBS утверждал, что «от Америки Ким Чен Ын получит лучших из лучших предпринимателей, венчурных инвесторов, поставщиков капитала», а сами северокорейцы наконец-то «начнут есть мясо и вести здоровый образ жизни».

В свою очередь, советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в эфире телеканала ABC говорил о готовности США «при первой возможности начать торгово-инвестиционные отношения» с КНДР. От северокорейцев требовали лишь запустить процесс ядерного разоружения.

После встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре Северная Корея продлила мораторий на запуск баллистических ракет и проведение ядерных испытаний. Ещё до саммита КНДР демонтировала свой крупнейший ядерный полигон Пхунгери. После переговоров американского и северокорейского лидеров Пхеньян ликвидировал и ключевые объекты ракетного полигона Сохэ.

Однако, несмотря на действия Пхеньяна, Вашингтон не только не отказался от политики санкционного давления в отношении Северной Кореи, но и предпринял попытку усилить уже существующие ограничительные меры.

Предложение было ветировано Россией в Совете безопасности ООН. В свою очередь Вашингтон отклонил все предложения Москвы и Пекина смягчить санкции против Северной Кореи.
Кроме того, Соединённые Штаты не планируют выводить свои вооружённые силы с Корейского полуострова.

3 февраля это лично подтвердил президент США Дональд Трамп. При этом после сингапурского саммита в интервью Fox News американский лидер заявлял, что «хотел бы вывести войска», как только это станет возможным.
Как отметил в интервью RT сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов, все обещания американских официальных лиц, включая президента Трампа, — лишь часть стратегии, призванной убедить руководство Северной Кореи отказаться от ядерного оружия.

«Трамп постоянно заявляет о том, что как только Северная Корея разоружится, он даст ей много денег, придёт туда с американскими инвестициями и чуть ли не зальёт Пхеньян ванильным сиропом с бомбардировщиков, — иронизирует Асмолов. — Это обычная риторика Трампа как бизнесмена. Вопрос в том, что реально он сможет сделать».
Трудности диалога

Как отмечают эксперты, пока, несмотря на то что и США, и КНДР ведут речь о «денуклеаризации» Корейского полуострова, стороны так и не договорились, что именно подразумевается под этим термином.
В Вашингтоне «денуклеаризацию» понимают как полный отказ КНДР от ядерного оружия. В Пхеньяне не согласны с такой односторонней трактовкой и утверждают, что США также должны вывезти все стратегические вооружения из Южной Кореи.

Ядерного оружия там нет, но в порты заходят американские авианосцы с атомными силовыми установками, в территориальных водах появляются американские АПЛ, а в небе — американские бомбардировщики, в том числе и стратегические.

Пуск северокорейской ракеты Hwasong-12 Reuters
Вдобавок к этому американские и северокорейские дипломаты по-разному интерпретируют и мотивы друг друга.

КНДР утверждает, что добилась успехов в деле развития ядерного оружия и баллистических ракет, безопасность государства обеспечена, новые испытания не нужны, а сейчас необходимо переключиться на подъём народного хозяйства и улучшение условий жизни трудящихся. Потому Пхеньян готов отказаться от ядерных и ракетных тестов и, поскольку санкции ООН в 2017—2018 годах принимались по итогам этих испытаний, ожидает их отмены или хотя бы смягчения. Возможность полного отказа от ядерного оружия Пхеньян рассматривает лишь гипотетически и в очень отдалённом будущем.

Как отмечают эксперты, в США уверены, что именно ограничительные меры заставили Пхеньян начать искать пути компромисса с США и Южной Кореей. А потому в Вашингтоне не намерены отказываться от такого эффективного механизма давления, как санкции, рассчитывая, что рано или поздно Ким Чен Ын пойдёт на новые уступки и в итоге сдаст ядерный арсенал.

Помимо расхождений относительно целей и задач переговоров КНДР и США существенной проблемой является и отсутствие стопроцентного доверия между двумя странами, формально даже не установившими нормальные дипломатические отношения.

«По опыту предыдущих попыток переговоров с США Ким Чен Ын не может не иметь в виду и такой вариант, при котором после существенного ослабления оборонного потенциала КНДР преемник Трампа просто разорвёт соглашение», — отмечает Константин Асмолов.


В США, по мнению политолога, общественное мнение и формирующее его экспертное сообщество остаются во многом заложниками фобий в отношении КНДР, сконструированных собственной пропагандой.
«Гарантия выживания»

«От нового саммита ждут не просто очерчивания рамок, а большей конкретики, — подчёркивает Асмолов. — И сейчас обе стороны пытаются понять, как эту большую конкретику изобразить, чтобы при этом ни одна из сторон не пошла на слишком значительные уступки».
Причём возможности для компромисса значительно сужены именно со стороны США.

Причина — давление на президента Трампа консервативного крыла республиканцев, для которых уступки «тоталитарному режиму в Пхеньяне» неприемлемы с идеологической точки зрения. С другой стороны, противостоящие президенту в конгрессе демократы подчёркивают, что также будут стремиться ограничить Трампа, а для того, чтобы США ослабили санкции, нужно одобрение и законодательной власти, утверждает Асмолов.

Поэтому, по словам эксперта, наиболее вероятно, что формально США и после нового американо-северокорейского саммита не отменят ограничительных мер против Северной Кореи.
«Однако вполне возможно, что какие-то вещи, касающиеся гуманитарной помощи и межкорейского сотрудничества, из-под санкций будут выведены», — считает политолог.

Фактором, который станет мотивировать американского лидера завершить саммит в Ханое на позитивной ноте, по мнению экспертов, служат приближающиеся президентские выборы в США.
Как отметил, в свою очередь, в интервью RT старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин, Северная Корея, скорее всего, заинтересована в более высоком уровне экономического сотрудничества с США и снятии барьеров во внешней торговле, к тому же современная хозяйственная система КНДР это позволяет.

«Северокорейцы в этом заинтересованы. В этой стране фактически сформировалась экономика смешанного типа, где велика доля частного капитала, да и многие государственные предприятия имеют хозяйственную самостоятельность, — отмечает Кашин. — Поэтому, конечно, Пхеньян рассматривает возможности привлечения иностранного капитала — и особенно открытия внешних рынков. У КНДР есть потенциал в сфере экспорта некоторых видов сырьевой продукции, товаров лёгкой промышленности и машиностроения».

Однако именно политическая неготовность США отказаться от требований полного ядерного разоружения Пхеньяна делает эти планы нереалистичными, считает Кашин.

Северокорейский супермаркет Reuters © Damir Sagolj
«Никакой денуклеаризации КНДР не будет, поскольку руководство Северной Кореи рассматривает наличие ядерного оружия в качестве гарантии своего выживания. Если не будет денуклеаризации, значит, будет отсутствовать и повод для существенного снятия санкций, — утверждает Василий Кашин. — Скорее всего, всё закончится тем, что разменяют сокращение той части северокорейского ракетно-ядерного арсенала, которая уже не важна для безопасности КНДР, на уступки со стороны США в сфере безопасности, например ограничение учений, частичное сокращение военного присутствия, готовность начать более интенсивный политический диалог».
Роль Москвы

Как отмечает Константин Асмолов, в отличие от США Россия и Китай понимают, что требовать сейчас от Пхеньяна полного отказа от ядерного оружия нереалистично. Потому эти страны, «с одной стороны, пытаются способствовать диалогу, а с другой — содействуют тому, чтобы он проходил под их контролем».

В частности, Россия не поддерживает американскую идею о необходимости сохранения санкционного давления на КНДР, и, как отмечал ещё в декабре 2018 года глава МИД России Сергей Лавров, Москва выступает за «постепенный пересмотр санкций» в отношении Северной Кореи.

Россия поддерживает выдвинутые Южной Кореей идеи создания единой железнодорожной сети двух Корей с подключением её к Транссибу и строительства транскорейского газопровода. Эти вопросы затрагивались в ходе прошлогоднего государственного визита в нашу страну президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина.

Как отметил 9 февраля посол России в КНДР Александр Мацегора в интервью РИА Новости, «имеется общее принципиальное понимание относительно проведения встречи» президента России Владимира Путина с Ким Чен Ыном. По словам дипломата, «без самого активного участия России» добиться денуклеаризации Корейского полуострова не представляется возможным.

В свою очередь, в январе заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов рассказал журналистам, что американская сторона обращалась к России с просьбой оказать помощь в составлении повестки дня переговоров по денуклеаризации в преддверии встречи Трампа и Ким Чен Ына.

«Американцы пытаются согласовывать повестку, потому что понимают, что на самом деле в некоторых вопросах мы выступаем с общих позиций», — отмечает Константин Асмолов.
Он подчёркивает важность того факта, что в настоящее время функционирует механизм трёхсторонних консультаций представителей МИД России, Китая и Северной Кореи, на которых вырабатывается общая позиция.

По словам Кашина, и Россия, и США, и Китай заинтересованы в военной стабилизации в Восточной Азии. При этом без содействия Москвы и Пекина Вашингтону было бы труднее вести диалог с Пхеньяном, считает эксперт.
«У американцев нет рычагов влияния на КНДР. Но они есть у стран, с которыми КНДР связана экономически.

На Китай приходится 90% торговли с этой страной. Другим государством, у которого есть хоть какие-то экономические связи с КНДР, является Россия», — подчёркивает политолог.
В целом, по мнению Асмолова, сейчас американо-северокорейские отношения развиваются в рамках сценария, который ранее предлагали именно Москва и Пекин.

«Де-факто ситуация соответствует российско-китайскому плану двойной заморозки, когда обе стороны ставят процесс на паузу: КНДР ничего не взрывает и не запускает, а США снижают уровень пропаганды, воздерживаются от учений или существенно уменьшают их масштаб», — подытожил аналитик.

источник


СМИ-2


Реклама