Ольга Дроздова рассказала о возвращении покинувших Россию артистов

Ольга Дроздова рассказала о возвращении покинувших Россию артистов

Российская актриса Ольга Дроздова прокомментировала ситуацию со знаменитостями, которые приняли решение уехать из России на фоне февральских событий. Дроздова убеждена, что этот отъезд временный, а все «люди склонны учиться на своих ошибках».

«Люди эмоциональные, творческие. Ничего. Вернутся конечно, на все воля божья. Тем более, они люди все православные. Там достучится до них боженька. Публика примет, публика тоже православная», — рассказала актриса в интервью с российскими журналистами.

Дроздова также подчеркнула, что особенно ждет возвращения Валерия Меладзе, Светланы Лободы и Чулпан Хаматовой.

Источник: www.film.ru

«Точка кипения»: Битва шефов на «адской» кухне

В российский прокат выходит снятая одним кадром напряженная драма «Точка кипения» со Стивеном Грэмом в роли шеф-повара, которому нужно спасти не только ресторан, но и собственную жизнь.

«Точка кипения»: Битва шефов на «адской» кухне

Лондонский шеф-повар Энди Джонс (Грэм) торопится на работу — сегодня его ресторан ждет не только предрождественский аншлаг, но и проверка местного «потребнадзора». Зануда-проверяющий, конечно, придирается по мелочам, из-за которых понижает оценку ресторана. Проблема это Джонса или управляющей Бет (Элис Мэй Фитем), дочери главного инвестора, кажется, не совсем справляющейся со своими обязанностями. Совещание перед вечерним обслуживанием, заканчивающееся обязательным фото команды для соцсетей, уже не настраивает на позитивный лад. В ресторане не только полная посадка, помноженная на неточности с закупкой продуктов, но и довольно специфические гости. От мажорной семьи, предпочитающей пережаренного ягненка под бутылку самого дорогого вина, и блогеров, настаивающих на стейке с картошкой, которых нет в меню. До милой пары, где парень готовится сделать предложение своей девушке, и модного шеф-повара (Джейсон Флеминг), некогда друга Джонса, неожиданно пришедшего с важным ресторанным критиком (Лурдес Фаберес).

«Точка кипения»: Битва шефов на «адской» кухне

Гостям ресторан, несмотря ни на что, предлагает комфортную атмосферу и вкусные блюда. На кухне же в это время царят свои страсти — напряжение то и дело передается с Энди Джонса на су-шефа Карли (Винетт Робинсон), давно требующей повышения зарплаты, острого на язык мастера горячего цеха Фримена (Рэй Пантаки) и даже на милого кондитера Эмили (Ханна Уолтерс). К тому же, на холодном цехе работает французская стажерка Камилла (Идзука Хойл), а где-то в глубинах кухни всех раздражает вечно забивающий на работу уборщик Джейк (Дэниэл Ларкаи).

Режиссер «Точки кипения» Фил Барантини в перерыве между карьерой актера и постановщика и сам работал в ресторане — прошел путь от новичка до шеф-повара, так что о том, что такое «адская кухня», представление имеет не хуже Гордона Рамзи. Этот свой нехарактерный для кинематографиста опыт Барантини сначала переложил в короткометражку «Точка кипения» с тем же Стивеном Грэмом, хорошо принятую критиками и получившей номинацию на Премию Британского независимого кино. Так что неудивительно, что со временем Барантини решился расширить короткометражку до полного метра, снятого одним кадром, что придает ленте динамичную реалистичность и полное погружение в обычно скрытый от гостей ресторана мир кухни с ее неурядицами, профессиональными столкновениями и невероятно тяжелой работой.

«Точка кипения»: Битва шефов на «адской» кухне

Вместе со своим постоянным оператором Мэттью Льюисом Барантини всего за полтора часа экранного времени показывает не только профессиональную и личную жизнь Энди Джонса, полную стрессов, кризисов, противоречий, неудовлетворенных амбиций и маленькой толики надежды на то, что когда-нибудь все наладится, но и рассказывает истории почти каждого работника кухни, зала обслуживания и даже гостей. «Точка кипения» не претендует на экспрессию популярных кулинарных шоу — здесь не летят тарелки в поваров или посетителей, и даже ругаться стафф просят потише, чтобы гости не заподозрили неладное. Но до благостных фильмов о ресторанном бизнесе, где сквозь тернии герои все-таки приходят в звездам Мишлен, «Точке кипения» тоже далеко. Это, скорее, производственная драма про один день, а точнее даже рабочий вечер, на кухне с ее бурлящей жизнью. Для кого-то этот вечер будет обычным, а для кого-то — роковым.

«Точка кипения» в кинотеатрах с 26 мая.

Источник

У «Нелегал» нету цели — только путь. Рассказываем о многогранном якутском «Выжившем»

«Нелегал» Дмитрия Давыдова — одного из главных современных якутских режиссеров, чье «Пугало» в 2020 по-хорошему «напугало» и встряхнуло большое российское кино — не мистическое, а в большей степени реалистичное произведение, хотя наличие социального контекста и подтекста не мешает ощущению некоторой ритуальности действа. Герой-киргиз, блуждающий по бескрайней Якутии, заставит зрителя вплоть до финальных титров гадать о цели путешествия — и невольно погрузит любого смотрящего в медитативный транс.

У «Нелегал» нету цели — только путь. Рассказываем о многогранном якутском «Выжившем»

Юный киргиз Нурбек (дебютная роль подростка Эржана Даулетбекова) нелегально оказывается в России, в Якутии. В отличие от прочих мигрантов, на которых устраивает облаву полиция, он приехал не на заработки, а с какой-то иной, пока неясной миссией. Знание русского языка помогает ему вырваться из лап правосудия, но попасть не на свободу, а почти в рабство к местными бандитам — держащим рынок соотечественникам. Они воюют с армянами, и покорный бесправный Нурбек оказывается в эпицентре разборок. Чудом оставшись в живых, он продолжает свой путь — социально-криминальная драма трансформируется в роад-муви в духе «Выжившего» с ДиКаприо. Вдали от цивилизации страха и ненависти будет не меньше, чем в большом городе, но героя не остановить: начинает казаться, что у него, как у самурая, нет цели, а есть только путь.

«Нелегал» Дмитрия Давыдова получается противоречивым в своей многогранности — и в то же время цельным и стройным по ритму и композиции фильмом. Минимум слов и музыки, максимум лишений и жестокости, простота и псевдодокументальность действия, игра с жанрами и проступающая сквозь все это внутренняя сложность повествования и идеи. Три акта решены каждый в собственной стилистике. Первый, к примеру, напоминает «Айку» Сергея Дворцевого: завязка вкупе с названием сулят остросоциальную драму, плотно завязанную на больном для России национальном вопросе. Усугубленную тем фактом, что русских в кадре нет и вовсе — есть россияне, якуты, одна из многочисленных малых народностей необъятной страны, оказывается, зараженная все той же нетерпимостью к чужакам. Интересный угол наблюдения за малой родиной, выбранный Давыдовым, тем не менее становится лишь одной из сторон его картины — второе действие будет иным и по визуалу, и по настроению.

У «Нелегал» нету цели — только путь. Рассказываем о многогранном якутском «Выжившем»

Мрачная и душная теснота подсобок и подвалов, превращенных в коммуналки для рабочих из ближнего зарубежья, сменится заснеженным простором таежной степи — герой вырвется на свободу и упорно, сквозь холод и голод, стертыми в кровь ногами двинется в неизвестном зрителю направлении. В этот момент «Нелегал» обретет более привычные черты якутского кино. Природа займет главенствующую позицию, мистические силы зашелестят на ветру сотней привязанных к ветвям обрядовых ленточек. Будто сама судьба, до этого пинками гнавшая Нурбека вперед, сведет его со стариком-охотником (Степан Бурнашев-старший), который через добро и человечность научит мальчишку уважать стихию — а в награду получит временное, но все же лекарство от тягучего отцовского одиночества. В воздухе то и дело будет таинственно гудеть: этот не музыкальный саундтрек окажется идеальным звуковым сопровождением к обряду погружения и посвящения, каким выглядит любой якутский фильм, каким окажется и для героя, и для зрителя эта часть «Нелегала».

Финальная часть, от которой ждешь ответов, станет едва ли не самой загадочной. Самая многословная, она содержит больше всего недосказанности. Не таинственной метафизической, как в середине фильма, а приземленной, бытовой, семейной. В этой точке сойдутся воедино все обозначенные ранее темы, городская социальная драма про чужаков переплетется с экопритчей, одна интрига сменится другой, а титры побегут в прямом смысле по открытому финалу — кадру с распахнутой дверью. Для режиссера Давыдова вся эта непроговоренность смыслов — будто бы личный поиск: новых тем, героев, пространств, художественного языка. Выход из локального в более глобальное и универсальное кино.

«Нелегал» в прокате с 12 мая.

Источник