«Скрежет»: Смерть в яйце

В российский прокат выходит финско-шведский боди-хоррор Ханны Бергхольм «Скрежет» — участник американского фестиваля независимого кино «Сандэнс», прошедшего в январе этого года. Чем любопытна данная картина, рассказывает Макс Милиан.

«Скрежет»: Смерть в яйце

Типичная европейское семейство — мама, папа, дочь и сын — обитает в идеальном доме по заветам IKEA, вместе готовят и потребляют завтрак, снимаются в маминых роликов о замечательной жизни в Финляндии. Счастье прет из всех щелей, но только на камеру, поскольку мать (София Хейккиля) очень хочет стать знаменитой блогершей. Для этого она ломает жизнь 12-летней дочери Тиньи (Сийри Солалинна), пытаясь превратить ее в гимнастку-медалистку, и заводит доброго любовника-вдовца Теро (Рейно Нордин) с ребенком. Идеальность картинки дает трещину, когда в дом случайно залетает ворона. Вместо того, чтобы выпустить несчастную птицу на свободу, тиранша местного разлива сворачивает ей шею и отдает дочери, дабы она выбросила невинно убиенную в мусорный бак. Ночью Тинья находит в лесу опустевшее гнездо, а в нем — яйцо. Девочка решает спасти еще нерожденное существо и приносит его к себе в комнату. Яичко росло не по дням, а по часам, и, в конце концов, из него вылупился монстр, способный навести порядок в этом доме страха.

Дебютную полнометражную работу Ханны Бергхольм можно рассматривать в трех плоскостях. Самой очевидной — разумеется, жанр боди-хоррора с прекрасным аниматронным чудовищем, меняющимся на протяжении всего сюжета и постепенно теряющим звериные черты. По сути, это перевернутая с ног на голову средневековая сказка о подменышах, которых подсовывали семьям эльфы и кобольды вместо похищенных ими детей. Самым ярким примером современной интерпретации подобных историй стал ирландский хоррор «Из тьмы», но Бергхольм объединила их с сюжетами про доппельгангеров, появившихся на свет благодаря романтизму. Результатом стал довольно самобытный рассказ в духе «Нечто», «Инопланетянина» и «Детских игр».

«Скрежет»: Смерть в яйце

Второй явной составляющей фильма можно назвать сатиру на семейные ценности и современные нравы так называемого цивилизованного европейского общества. Привычный уклад разрушается, абьюз давно стал нормой, и дети обязаны идти по стопам родителей, у которых не получилось достигнуть каких-либо высот (напоминанием тому — шрам на материнской ноге). Особенно показательна в этом плане практически отсутствующая фигура отца (Яни Воланен): «Мама — очень сильный человек», — заявляет он дочери, когда та узнает, что мать встречается с другим мужчиной. Постановщица фиксирует и исчезновение базисных понятий, вроде дружбы, любви, правды и чести. Вместо них на первом плане — ложь, предательство и фальшивые улыбки. Лишь младший сын Матиас (Ойва Оллила) да любовник Теро еще не растеряли человеческих черт. Первый любознателен и капризен, как свойственно детям, а второй — просто добрый. До поры до времени, пока ничего не угрожает его ребенку.

Наконец, в картине важное место занимает материнский инстинкт. Тинья, забрав и выходив яйцо, постепенно осознает всю ответственность за прирученного монстра и даже пытается его воспитывать. Из-за темной сущности «ребенка» делать это становится все сложнее и сложнее, хотя порой монстр действует намного человечней, чем окружающие взрослые. Он просто хочет жить и защищать «мать», а для этого все средства хороши. Попутно отец при виде красных пятен на простыне ошибочно приходит к выводу, что девочка взрослеет. Хотя если отбросить всю фантастическую составляющую, то перед нами действительно история взросления. Тогда и легко предсказуемый финал выглядит не настолько трагичным, как может показаться поначалу. Просто Тинья выросла, став совсем другим человеком, близким по духу матери. И все теперь счастливы.

«Скрежет» в прокате с 7 апреля.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.